Роман Старовойт: «Мы отчитываемся о своей работе не только в кабинетах»

Какова реальная стоимость строительства дорог в России, как будут бороться с перегрузом, что сделано для снижения уровня коррумпированности в отрасли, и главное, как изменить мышление населения, когда речь идет о взяточничестве в дорожной сфере, – на эти и другие вопросы журналистам Первого Антикоррупционного СМИ ответил глава Федерального дорожного агентства Роман Старовойт.  

ПАСМИ: Вступая в должность главы Росавтодора, Вы заявили, что борьба с коррупцией – одна из приоритетных задач. Чего удалось достичь в этом направлении за прошедшие 3,5 года?

Роман Старовойт: Удалось развеять многие мифы о якобы существующей презумпции коррумпированности в дорожной отрасли. Требования в части госзаказа были ужесточены. Особое внимание уделено взаимодействию с малым и средним бизнесом, где доля закупок достигает почти 20% от общего объема госзаказа Росавтодора и подведомственных учреждений. Созданы общественный, экспертный и научно-технический советы. Любая крупная стройка предварительно проходит весь установленный законодательством спектр обсуждений и согласований, в том числе общественных слушаний. Как результат, ведомство ежегодно лидирует в рейтингах открытости Открытого правительства и независимых аналитических агентств.

Работа Росавтодора стала более прозрачной и для контрольно-надзорных органов. За последние два года в центральном аппарате и подведомственных ему учреждениях было проведено свыше 750 проверочных мероприятий (это больше одной проверки в день), в которых принимали участие аудиторы Счетной Палаты РФ, Росфиннадзора и других ведомств. Однако значительных нарушений в деятельности учреждений выявлено не было.

Мы отчитываемся о своей работе не только в кабинетах, но и во время объездов конкретных дорог. Открытость всегда способствует пониманию и диалогу. Для этого мы с общественниками и экспертами устраиваем инспекции и автопробеги. Я лично проехал практически всю сеть федеральных дорог от Калининграда до Магадана, за рулем преодолел трассу Чита — Хабаровск и могу ответить за каждую неровность — почему она возникла, как и когда мы ее устраним.

ПАСМИ: Почему региональные дороги так отличаются по качеству от федеральных? Дело в устаревших нормативах, коррупции местных властей?

Роман Старовойт: За последние два года доля федеральных трасс в нормативном состоянии увеличилась с 45% до 63,3%. В этом сезоне уже 71% федеральных дорог мы приведем в соответствие с нормативом, к концу 2018 года — всю федеральную сеть. Ситуация с дорогами на балансе регионов меняется в лучшую сторону гораздо медленнее. С 2014 года доля таких трасс в нормативе увеличилась всего лишь на 1%. Этот показатель составляет 38%. При этом, требования к строительству везде одни и те же. Выходит, проблема не в нормативах или стандартах. Проблема в недостаточном финансировании. Низкие темпы развития региональных дорог объясняются тем, что сегодня финансируется только 12% от нормативной потребности в работах по капитальному ремонту и ремонту территориальных трасс.

Почему федеральные дороги стали лучше? В 2007 году государство приняло решение о постепенном доведении уровня финансирования ремонта и содержания федеральной дорожной инфраструктуры в соответствии с фактической потребностью и степенью износа. С 2014 года Росавтодор наконец-то стал получать стопроцентное финансирование работ на поддержание своих трасс в нормативном состоянии. Для сравнения: на момент утверждения постановления (в 2007 году) нам выделялось только 33% от нормы.

0001ПАСМИ: Во сколько же обходится строительство километра автодороги в России?

Роман Старовойт: То, что у нас строить дороги «дорого», — это один из мифов, над развенчанием которого мы работаем. Высшая школа экономики в 2014-2015 гг. проводила исследование ценообразования в дорожном строительстве разных стран. По полученным данным средняя стоимость километра однополосной дороги в России составляет 59 млн руб. Это в 1,5-2 раза меньше, чем в США, Германии и Канаде. Средняя стоимость километра однополосной дороги, например, в США – 127 млн руб., в Канаде – 163 млн руб., в Германии – 81 млн, в Китае – 29 млн, в Польше – 25,8 млн. То есть, Россия далеко не в лидерах среди стран с самыми дорогостоящими трассами.

Важно также учитывать, что в разных странах свой подход к составлению дорожной сметы. В России до 30% от стоимости дорожных работ могут занимать затраты на выкуп земель, снос строений и компенсации их собственникам. Для сравнения, в США федеральное финансирование выделяется из дорожного фонда только при условии, что штат уже обеспечил за счет собственного бюджета проектно-изыскательные работы, выкуп земель, снос зданий и компенсацию их собственникам, перенос коммуникаций.

Кстати, Минтранс подготовил новую методику, позволяющую раздельно учитывать затраты и более объективно и дифференцированно рассчитывать стоимость километра дороги. После утверждения мы будем внедрять единый подход.

ПАСМИ: Как еще можно снизить стоимость дорожного строительства?

Роман Старовойт: Совершенствовать и оптимизировать технологии. За последние три года Росавтодор на 40% повысил количество построенных километров федеральных трасс по сравнению с периодом 2010-2012 годов. С 2013 года было введено в эксплуатацию 1436 километров новых дорог федерального значения (за прошлый трехлетний период – 863 километра). При этом финансирование данного направления деятельности ведомства было увеличено всего на 5,5% (с 385 млрд руб. за период 2010-2012 гг. до 407 млрд руб. за период 2013-2015 гг.).

Этого удалось добиться за счет внедрения инноваций и обновления нормативной базы. В частности, именно с 2013 года мы начали внедрять на федеральных трассах методику проектирования асфальтобетонных покрытий на основе аналога зарубежной системы Superpave. Одним из ее ключевых преимуществ является ориентация на использование местных инертных материалов, что существенно сокращает затраты на транспортировку строительных материалов из других регионов.

Кроме того, Superpave позволяет делать точный подбор компонентов для асфальтобетона в зависимости от особенностей того или иного региона, как следствие, сократятся издержки на строительство дорог и существенно повысится качество дорожных покрытий. Как показывает зарубежный опыт, более точный и осмысленный подбор состава смесей асфальтобетона позволяет повысить срок службы дорожного покрытия на 20-40%.

2ПАСМИ: Как бороться с «браком» в работе подрядчиков?

Роман Старовойт: На федеральных трассах такие случаи мы свели к нулю. Выстроили многоуровневую систему контроля за подрядчиками. Помимо территориальных подведомственных Росавтодору подразделений, отвечающих за управление всеми федеральными дорогами страны, в регионах постоянно осуществляют ревизионную работу специалисты нашего подведомственного учреждения Росдортехнология. Они контролируют производственные процессы на всей федеральной сети. У нас есть сертифицированные строительные лаборатории, в которых осуществляются анализ и проверка соответствия нормативно-техническим документам. Система контроля качества работает так, что даже если в каком-то одном ее звене произошел сбой, то в другом звене это сразу станет заметно. Кроме того, Росавтодор контролирует Генпрокуратура, Счетная палата, ГИБДД, Ространснадзор. Такая система практически искоренила недобросовестные компании, которые пытаются прийти на конкурс и за счет демпинга получить тот или иной контракт, не заботясь о том, чтобы в дальнейшем качественно выполнить работу.

Вместе с этим законодательство в части осуществления закупок для нужд государства за последние годы не претерпело существенных изменений. Поэтому риски при определении подрядной организации, конечно же, существуют.  Но у нас есть полномочия в виде штрафных санкций и банковских гарантий. И при необходимости, если подрядчик выполняет работу ненадлежащего качества или со значительным отставанием, мы эти санкции применяем: заставляем переделывать или и вовсе разрываем контракт.

ПАСМИ: То есть, отбор квалифицированных подрядчиков является одним из критериев, влияющих на качество дорог?

Роман Старовойт: Пока профессионализм федеральных и региональных подрядчиков находится на разном уровне. Если подрядчик сильный, то проблем, как правило, не возникает. Слабый подрядчик, получив контракт, начинает пускать пыль в глаза. Наши коллеги из регионов начинают с ними бороться, появляются взаимные претензии, штрафы, доходит и до расторжения контракта. Это никогда не пойдет на пользу делу.

После того, как объект введен в эксплуатацию, в течение нескольких лет предусмотрено гарантийное обязательство подрядчика. Если в течение гарантийного периода выявляются какие-то дефекты, то подрядная организация обязана устранить их за свой счет.

ПАСМИ: Каковы «стандартные» межремонтные сроки ремонта наших дорог?

Роман Старовойт: Сейчас гарантийный срок на верхнюю часть покрытия федеральных дорог составляет от 4 до 8 лет, в зависимости от интенсивности движения. Целевой показатель – 12 лет. Если за это время потребовалось что-то доделать, то исполнитель делает это за свой счет.

Надо помнить, что у дороги есть правила эксплуатации. В числе основных факторов, влияющих на долговечность ее службы, — интенсивность движения транспорта. Если трафик соответствует техническим характеристикам трассы, то ее покрытие будет служить максимально долго, отрицательное воздействие на него будут оказывать только различные природные и климатические факторы. Но когда трасса работает с превышением расчетных нагрузок, то возникает эффект перегруженного лифта, который ломается при перевесе. Это касается и движения большегрузного транспорта, если по дороге регулярно проезжают грузовики, нарушающие установленную законом предельную массу 44 тонны, то покрытие будет разрушаться под их колесами. А оплачивать этот ущерб в конечном итоге придется нам – простым автомобилистам.

0003ПАСМИ: Как можно бороться с перегруженными фурами?

Роман Старовойт: Для этого до 2021 года на федеральных трассах планируется установить 387 автоматических пунктов весогабаритного контроля. «Дорожные весы» охватят всю сеть из расчета на каждые 100-150 километров и позволят взвешивать автомобили прямо на дороге во время движения (без необходимости остановки транспортного средства сотрудниками Госавтоинспекции или Ространснадзора). По аналогии со штрафами за превышение скорости полностью исключается влияние человеческого фактора — это сделает контроль за нарушителями максимально объективным.

В октябре заработали первые автоматические пункты в Вологодской области. Объекты расположены на автодорогах М-8 «Холмогоры», А-114 «Вологда — Новая Ладога» на территории региона, тем самым покрывая основные направления из Вологды — в Москву, Санкт-Петербург, Архангельск. По итогам двух недель с момента запуска уже удалось почти в два раза снизить процент перегруженных грузовиков, передвигающихся по федеральным трассам региона.

ПАСМИ: Насколько эффективно осуществляется взаимодействие с общественными контролерами?

Роман Старовойт: За результативное взаимодействие и выдвигаемые проекты хочу особо поблагодарить представителей Общероссийского народного фронта. Мы постоянно проводим совещания и рабочие группы с профсоюзами дальнобойщиков, клубами автовладельцев. Конечно, слышим конструктивную критику и учитываем ее в своей работе.

В этом году при участии регионов также привлекли местных общественников к контролю за расходованием средств, выделенных за счет сборов системы «Платон» на неотложный ремонт дорог в 40 субъектах. На нашем сайте организован специальный раздел, в котором есть онлайн-приемная для обращений, а также адресный перечень и сроки производства работ на каждой улице. По городам и регионам постоянно обновляется фотоотчет «до» и «после» ремонтных работ, чтобы любой мог сравнить и оценить качество дорожного покрытия.

Интересный формат был организован в Карелии, где на базе дорожных учреждений проводились короткие двухнедельные обучающие курсы для народных контролеров. Активистов знакомили с основами дорожного дела, чтобы они могли в ходе проверок говорить с дорожниками на одном языке. Этот опыт Росавтодор оценивает положительно и предлагает в дальнейшем применять и в других регионах.

Полиция опубликовала памятку для россиян при вымогательстве у них взятки

Управление транспортной полиции по Северо-Западному федеральному округу во вторник опубликовало рекомендации «Антикоррупционные стандарты поведения». В памятке говорится о том, как россияне должны реагировать на вымогательство или предложение взятки. Об этом сообщается на сайте ведомства.

Так, в списке «антикоррупционных стандартов поведения» появилась рекомендация «внимательно выслушать и точно запомнить, а при возможности и зафиксировать поставленные условия».

Согласно рекомендациям, гражданин должен быть осторожен и вежлив, не допуская опрометчивых высказываний, которые могли бы трактоваться либо как готовность либо как категорический отказ дать взятку или совершить коммерческий подкуп.

В то же время полиция рекомендует дать коррупционеру выговориться и рассказать как можно больше информации о себе.

Отмечается, что о случае взяточничества граждане могут сообщить по телефону доверия транспортной полиции или по специальной линии «Нет коррупции».

Владимир Жириновский: «Не должен приходить гражданин к чиновнику»

Как победить коррупцию и как доказать обществу, что не все чиновники – воры? На эти и другие вопросы ПАСМИ ответил основатель партии ЛДПР Владимир Жириновский.

ПАСМИ: Владимир Вольфович, возможно ли победить коррупцию? И как это сделать?

Владимир Жириновский:

Первое, что нужно делать: назначать представителей разных партий на руководящие посты в регионах. Например, как в Смоленской области. Там наш губернатор Алексей Островский. У него заместитель от коммунистов, заместитель от «Единой России». Сразу коррупция в регионе упала вдвое. Смоленская область вошла в тройку лучших субъектов страны по качеству борьбы с коррупцией – это данные Генпрокуратуры.

Второе, что нужно делать: полностью убрать контакт чиновников с гражданами. Только электронное и почтовое общение. Не должен приходить гражданин к чиновнику. Должен работать принцип одного окна, о котором нам уже 20 лет говорят.

Весь документооборот должен быть электронный. А в каждом ведомстве должно быть табло, по которому начальник видит стадию прохождения любого документа. Например, видит такую картину: у чиновника Петрова документ пробыл 2 часа, у Сидорова – полдня, а Егорова – три недели. Всё, значит началась коррупция, ждет пока ему подмаслят. Начальник этого Егорова вызывает и говорит: «Почему у тебя документ три недели лежит? Почему ты его не исполняешь? Полчаса тебе. Через полчаса я направляю письма прокурору о возбуждении уголовного дела».

жириновскийПАСМИ: В каких сферах деятельности самый высокий уровень коррупции? И что необходимо сделать для снижения ее уровня?

Владимир Жириновский:

Самые большие деньги у нас вращаются в сфере госзакупок и в госкорпорациях. Там 29 триллионов рублей «гуляет», а бюджет всей страны – 13 триллионов рублей. Поэтому госзакупки под жесткий контроль нужно взять. Это сразу двойной эффект даст: у нас появятся деньги и резко уменьшится коррупция, всё будет контролироваться органами.

Деньги «висят» на счетах субъектов РФ: триллион рублей, если у всех вместе взятых подсчитать. Почему не тратят деньги? Ищут вариант, чтобы был откат.

У нас огромная часть экономики в тени. Кто заставляет зарплату выдавать в конвертах? Давайте под суд отдадим руководителя предприятия в день выдачи зарплаты в конвертах. Ни одного не отдали под суд. Ни одного дела не возбудили, хотя все знают, что на многих предприятиях зарплата в конвертах.

 3 (1)ПАСМИ: Владимир Вольфович, а система выборов тоже коррумпирована?

Выборы – это очень дорого. Они обходятся в 20-30 миллиардов рублей. А давайте сделаем их бесплатными. Нет денег: бесплатный эфир, бесплатно газеты, бесплатно наружная реклама. Вот вам путь к исключению коррупции во время выборов. Но не хотят делать так, потому что иным политическим силам выгодно использовать огромные «левые» деньги, чтобы победить. Если бы они хотели, чтобы честность победила, они бы давно пришли к выборам бесплатным.

Есть пример хороший. Вот у нас проходят выборы, но только часть участков оснащены КОИБами (Комплексами обработки избирательных бюллетеней). Деньги 10 лет назад выделяли на то, чтобы все оснастить, но многие спрятали, потому что там, где КОИБ – результат ЛДПР сразу в два раза выше, чем там, где ручной подсчет голосов. А если обычная урна — вываливаем ее и дедовским способом: сидят 10 человек и считают вручную бюллетени, никаких проблем что-то подтасовать. И так – по всей стране.

Порядок навести можно, если действительно будем его наводить. А если не хотим наводить, тогда не надо морочить голову.

ПАСМИ: Какие меры нужно применять, чтобы искоренить сложившийся имидж в обществе о том, что все чиновники — воры?

Владимир Жириновский:

Каждый должен на своем уровне противостоять взяточничеству. Самое простое: не давайте на чай официанту, парикмахеру или таксисту. Когда мы сами все договоримся, как японцы, никому ничего не давать – ведь у каждого уже есть зарплата – уже будет плюс.

А бесконечное ужесточение наказаний без изменения системы эффекта не дадут. Вот, например, смертная казнь. В Китае она есть, в США есть, там не уменьшается число преступлений из-за этого.

Громкие суды со СМИ

Игорь Сечин выиграл суд у «Новой газеты». Решение в пользу главы «Роснефти» вынес Басманный суд Москвы. Уничтожать тираж со статьей о яхте St. Princess Olga не придется, как это требовал изначально истец, однако написать опровержение суд ответчика обязал. В «Новой газете» решение суда намерены обжаловать, объяснив, что оно оказалось неожиданным.

И впрямь, выиграть дело  у СМИ – задача не из простых.  Чаще всего в суд на журналистов подают амбициозные люди, пекущиеся о своей деловой репутации, но суд встает не на их сторону, выяснив, что закон о СМИ не был нарушен. ПАСМИ вспомнило самые громкие судебные разбирательства с журналистами и решения суда.

Туркомпания «Планета»и ВГТРК:  300 304 000 рублей

Более 300 миллионов рублей пыталась отсудить туркомпания «Планета»  у ВГТРК и журналиста Аркадия Мамонотова. Это крупнейший, по российским меркам, иск о защите деловой репутации. Но «Планете» не досталось от СМИ ни копейки. Представители истца  пытались оспорить решение суда первой инстанции, но оно осталось  в силе.

«СУ-155» и «БФМ.РУ», «Объединенные Медиа»: 300 000 000

«По неподтвержденной пока информации, сейчас стоит вопрос вообще о существовании девелопера СУ-155, а точнее, мне сообщил источник, что такой компании больше нет», — эта фраза журналиста Рушана Янова и информация о нецелевом использовании компанией 17 миллиардов рублей едва не стоила СМИ 300 миллионов рублей. Суд в итоге оценил нанесенный ущерб репутации в 10 миллионов. Обе стороны пытались обжаловать решение суда, но оно было оставлено без изменения.

«Новое время» и «ВЗГЛЯД.РУ»: 10 000 000

СМИ тоже судятся друг с другом. Так, после статьи на «ВЗГЛЯДЕ.РУ» «Мищенко: За нападением на офис «России молодой» стоят западные фонды», «Новое время обратилось в суд».

«Этот факт был очень грамотно использован Альбац и редакцией журнала « The New Times» для того, чтобы после убийства (Хуторского) нас обвинить в том, что это сделали мы». Этот и ему подобные абзацы вызвали возмущение «Нового времени».

Однако суд встал на сторону «ВЗЛЯД.РУ».

«Михайловский бройлер» и  «Российское информационное агентство «Восток-Медиа» : 5 000 000 рублей

Частично удовлетворил суд иск ЗАО «Михайловский бройлер» к «Восток-Медиа».

«Употребление курочек от Михайловского бройлера провоцирует онкологические и другие заболевания, в больницах уже лежат с онкологией как бывшие работники этого предприятия…», — подобные высказывания были сделаны не журналистами издания,  а посетителями сайта. Однако СМИ пришлось заплатить за них 650 000 рублей в пользу истца. Решение суда было обосновано тем, что сотрудники портала имели возможность отредактировать комментарии пользователей перед публикацией.

В соответствии со статьей 152 Гражданского кодекса, доказывать соответствие действительности распро­страненных сведений должен ответчик. Пока он не доказал обратное, распространенные порочащие сведения признаются судом не соответствующими действительности. В противном случае, истцам было бы крайне сложно отстоять свое честное имя. 

Топ-5 самых коррумпированных сфер страны

Глава МВД Владимир Колокольцев назвал пять самых коррумпированных сфер в России. В своем докладе на заседании президиума Совета по противодействию коррупции он рассказал о новых вариантах профилактики и о том, как правоохранители налаживают общение с региональными властями.

Министр внутренних дел доложил о работе полиции по борьбе с нецелевым использованием бюджетных средств, сообщается на сайте Кремля. По мнению Колокольцева, «наиболее подвержены криминальным посягательствам сферы закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, строительство, в том числе жилищное, а также содержание автомобильных дорог, здравоохранение, образование, наука и культура».

Так же подробно была рассмотрена тема возмещения ущерба, за счет обращения незаконно приобретенного имущества в доход государства. Отметим, в апреле президент Владимир Путин утвердил Национальный план по противодействию коррупции на 2016–2017 годы, в котором вопросу растраты бюджетных средств было уделено повышенное внимание.

Кроме того, на заседании обсуждалась антикоррупционная политика в корпорации «Роскосмос». Напомним, только за 2016 год вокруг этой структуры разгорелось несколько резонансных скандалов. В январе правоохранительные органы заподозрили экс-главу РКС в хищении 1,5 миллиардов рублей , а летом очередной раз кипели страсти вокруг нецелевого использования средств, выделенных на строительство космодрома «Восточный». А глава Счетной палаты России Татьяна Голикова назвала «Роскосмос» лидером по объему нарушений при использовании бюджетных средств за 2015 год. Таковых у него было найдено более на 93 млрд рублей. 

Отметим, согласно исследованию Трансперенси Интернэшнл, Россия попала в группу стран с самым высоким уровнем коррупции. Она занимает 119-е место в рейтинге, рядом с такими странами, как Гайана, Азербайджан и Сьерра-Леоне.

Полковник Дмитрий Захарченко уволен из МВД

Заместитель начальника управления «Т» главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России Дмитрий Захарченко уволен из органов внутренних дел, сообщается на сайте ведомства.

Напомним, что дело в отношении Захарченко завели утром 9 сентября. Вскоре его «приняли» на спецпарковке. В салоне авто (полковнику машина не принадлежит) были найдены крупные суммы денег. Позже состоялся обыск в квартире его сводной сестры Ирины. Оказалось, что в четырехкомнатной квартире в новостройке одна из комнат переоборудована под сейф. На ней был установлен кодовый замок. За дверью оказалось, едва ли, не банковское хранилище. 8,5 миллиардов рублей в валюте, что сравнимо с бюджетом небольшого государства, хранились запакованными.

Спустя день стало известно, что на счетах отца Захарченко в швейцарских банках лежат еще 300 миллионов евро.

Позже выяснилось, что за полковником числятся несколько люксовых квартир и машин.

Ранее ПАСМИ сообщало, что ФСБ отказалась от помощи МВД  в расследовании дела полковника-миллиардера Дмитрия Захарченко. В ведомстве не исключают: полицейские контрразведчики могли «сливать» руководству секреты о готовящихся спецоперациях. Теперь,  как сообщает «Лайф», ФСБ ищет других коррупционеров  рядах МВД.

Расследование дела взял под личный контроль начальник управления «М» ФСБ Сергей Алпатов.

«Оперативники управления «М» столкнулись с ситуацией, когда высокопоставленные полицейские из ГУЭБиПК были заранее предупреждены об обысках и других следственных и оперативных мероприятиях. Возможно, это было связано с тем, что на начальном этапе к расследованию были привлечены силы ГУСБ МВД. Сотрудников ГУСБ приглашали на обыски в квартиру Захарченко, где было найдено наличности почти на 9 млрд рублей. Там же нашлись документы, имевшие непосредственное отношение к коллегам Захарченко», — сообщил журналистам источник в спецслужбах.

Сам Захарченко свою вину отрицает  и уже потребовал провести две очных ставки.

Он неоднократно  в присутствие прессы утверждал, то никогда не гнался за прибылью,  а полностью отдавал себя службе и карьерному росту.

Адвокаты не могут пробиться к подзащитным в московские СИЗО

Попасть  к своим подзащитным в московские СИЗО для адвокатов – целое испытание. Очередь приходится занимать в ночное время,  а в «Лефортово» и вовсе устраивают жеребьевку. Самые удачливые, в итоге, посещают своих клиентов, а остальные могут не видеться неделями с подзащитными. Во ФСИН о проблеме знают и уже работают над ее решением.

«Составляем списки за несколько дней, потом каждый день по нескольку раз приезжаем, проверяем списки, а в назначенный день приходим к четырем-пяти часам утра. Но порой списки теряются, тогда приходится записываться по-новому»,— подтвердила«Ъ» адвокат Татьяна Маркова.

Иногда адвокаты едва ли не дерутся со следователями за кабинеты для встреч с подзащитными. Стороне обвинения тоже необходимы места для работы: следователям в конце каждого месяца необходимо сдавать отчетность.

ФСИН в происходящем тоже не виновата: СИЗО переполнены, и потому возникают эти жуткие очереди.

Адвокаты полковника Дмитрия Захарченко не могут попасть к нему в СИЗО «Лефортово». Об этом в беседе с журналистами сообщил его защитник Юрий Новиков.

Как рассказал Новиков РБК, он целый день провел у СИЗО, но так и не смог встретиться со своим подзащитным.

При этом, отметил он, каких-либо формальных препятствий для встреч адвокатов с их клиентами нет, официально им никто не отказывает. Но сама по себе система встреч в СИЗО «Лефортово» выстроена так, что в течение одного дня с подследственными могут увидеться всего несколько человек, поскольку там недостаточно комнат для встреч. На это ранее жаловались и другие адвокаты по громким делам.

Ранее проблемы со встречами возникли и у экс-губернатора Кировской области Никиты Белых.

Адвокаты уверены: если бы суды реже арестовывали подследственных, то и проблема была бы исчерпана.

Поголовное заключение под стражу подозреваемых по самым разным статьям стало тенденцией в современной судебной системе. И даже в тех случаях, когда задержанные и их адвокаты предлагают залоги в десятки миллионов, готовы поселяться в квартирах с видеокамерами для заключения под домашний арест или за них поручаются авторитетные представители общества, суд, зачастую, остается непреклонен. Формулировка следователей «подозреваемый может скрыться или начать оказывать давление на свидетелей» становится решающей.

«Арест с помещением в СИЗО — лишь метод давления и устрашения подозреваемых и обвиняемых, часто используется для вынуждения к даче признательных показаний», —уверен адвокат коллегии «Карабанов и партнеры» Станислав Мальцев.

Сам Станислав Мальцев сейчас выступает защитником по делу Арама Петросяна, который захватил заложников в московском «Ситибанке». Его клиента не сочли преступником даже те, кто был им захвачен. Однако никакие доводы со стороны защиты не помогли, и Петросяна отправили в СИЗО.

Насколько оправданы решения судей об арестах ранее рассказал председатель Верховного суда (ВС) РФ Вячеслав Лебедев.

По его словам, суды «не всегда правильно толкуют действующее законодательство», когда рассматривают дела. Чаще всего
судьи «применяют его формально, на общих основаниях», указывая в своем решении лишь то, что «прописано в законе».

«Недостаточно указать в решении, что обвиняемый может скрыться, совершить новое преступление или повлиять на ход следствия. Эти обстоятельства должны быть доказаны судом, должны быть приведены факты. Если этих обстоятельств нет, суды не имеют права принимать такое жесткое решение, как заключение под стражу»,— заявил Вячеслав Лебедев.

Как он сообщил, вскоре появится специальное постановление пленума ВС, в котором будут прописаны все ошибки при рассмотрении и применении не только материального закона, вопросов квалификации, но и процедуры рассмотрения уголовных дел, в частности применения меры пресечения.

 

Владимир Маркин: «Мы круглосуточно на связи»

Пока в СМИ активно обсуждается тема возможного ухода главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина, а также его официального представителя Владимира Маркина, ПАСМИ получило эксклюзивное интервью у никуда не ушедшего генерал-майора. Как осуществляется совместная работа СМИ и Следственного комитета? Как журналисты могут обратить внимание следователей на факты беззакония? Об этом и многом другом, рассказал Первому Антикоррупционному СМИ Владимир Маркин.

ПАСМИ: Как мы можем взаимодействовать со Следственным комитетом? Наверняка журналистский ресурс будет полезен для достижения общегосударственных целей?

— Сами посудите, если наше управление так называется – Управление взаимодействия со средствами массовой информации — то это уже ответ на вопрос нужно оно или не нет. А насколько оно налажено, говорит сам по себе факт присутствия СКР в информационном поле, ведь по данным независимых информационно — аналических компаний, мы находимся на лидирующих позициях как по количеству упоминаний в СМИ, так и по соотношению позитивных и негативных материалов. О чем говорят эти данные? О том, что у журналиста всегда есть возможность получить тот или иной комментарий представителей нашего управления и лично от меня. Мы круглосуточно на связи и практически всегда в том или ином объеме предоставляем информацию по интересующему уголовному делу. Кстати, наше взаимодействие со СМИ заключается не только в ответах на запросы журналистов и редакций. Мы также реагируем на те или иные публикации, в которых могут усматриваться признаки преступлений. Не могу вам сказать, что таких примеров очень много, но они есть. По материалам СМИ мы проводим доследственные проверки, а затем возбуждаем уголовные дела. За 6 месяцев текущего года по России было проверено более 400 сообщений подобного рода и возбуждено более 85 уголовных дел. И отдельное спасибо средствам массовой информации, что они помогают нам выявлять преступления. Еще одна немаловажная сторона взаимодействия со СМИ заключается в том, что именно через СМИ мы имеем возможность заниматься профилактической работой по предотвращению преступлений, а также разъясняем потенциальным потерпевшим элементарные способы поведения в тех или иных ситуациях, как не стать очередной жертвой преступника.

ПАСМИ: Как часто сотрудники СК РФ обращают внимание на журналистские расследования? Как можно привлекать внимание нам, журналистам?

— Журналист, который готовит разоблачительную статью или фильм о фактах коррупции или бездействии правоохранительных, контролирующих органов на очевидные нарушения, должен понимать, что такой материал привлечет внимание, если там будут факты, а не просто размышления, предположения или слухи. Если будут приведены конкретные данные, названы имена, тогда, конечно, много шансов, что такое журналистское расследования станет основанием для возбуждения уголовного дела. Но зачастую самих журналистов вводят в заблуждение с определенными целями, когда, например, с их помощью сводят счеты друг с другом хозяйствующие субъекты. Поэтому задача следствия проверить эти факты следственным путем, привлечь, если необходимо, возможности оперативно-розыскных подразделений, и уже только после этого делать выводы. И нередко факты, которые нам предлагают проверить, в итоге не соответствуют действительности. Но это не говорит о том, что журналист целенаправленно выполняет чей-то заказ. Не имея возможности проверить это досконально, он просто может заблуждаться, и наша задача — проверить информацию, принять решение, разъяснить ему нашу позицию.

ПАСМИ: К нам в редакцию часто обращаются жертвы рейдерского захвата, заявляя о том, что их дела не рассматриваются как рейдерство – в лучшем случае рейдерский захват «делят» на отдельные преступления и расследуют их. Будет ли меняться такой подход?

— Нужно сразу оговориться, что такие термины, как «рейдерство» или «рейдерский захват», в Уголовном кодексе отсутствуют. Завладение чужим имуществом (чужим бизнесом) происходит зачастую путем набора преступных действий, подпадающих под различные нормы УК РФ. Это статьи «Мошенничество», «Вымогательство», «Самоуправство», «Подделка документов», «Преднамеренное банкротство», «Злоупотребление полномочиями», «Фальсификация доказательств по гражданскому делу», «Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц», «Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества» и другие. Отсюда и квалификация действий по различным составам преступления. Причем наказание может наступить за отдельное преступление и по совокупности инкриминируемых деяний.

Например, недавно в Чувашии было направлено в суд уголовное дело в отношении бывшего директора одной из коммерческих организаций по обвинению в фальсификации единого государственного реестра юридических лиц и решения участника хозяйственного общества. Еще в 2013 году обвиняемый с целью незаконного захвата управления в обществе с ограниченной ответственностью, директором которого он являлся, а фактически владел его знакомый, изготовил поддельные документы, в том числе решение единственного участника указанного общества, куда внёс заведомо ложные сведения о принятии в состав его участников еще одного сотрудника фирмы. Также был подделан протокол внеочередного общего собрания участников этой коммерческой организации, содержащий заведомо ложные сведения об удовлетворении заявления ее владельца о выходе из общества и оставлении принадлежащей ему доли в уставном капитале указанной хозяйственной организации. В последующем эти подложные документы были представлены в налоговую службу, на основании которых указанные недостоверные сведения были внесены в единый государственный реестр юридических лиц. Когда фактический собственник фирмы узнал об этом, он обратился в правоохранительные органы. Обвиняемый скрылся, был объявлен в розыск, но в июле текущего года самостоятельно явился к следователю с повинной.

А вчера был вынесен приговор Георгию Пирумову, признанному виновным в рейдерском захвате, квалифицированном как мошеннические действия. Пирумов вступил в преступный сговор со своими знакомыми, в том числе с адвокатом Рыжовым, для незаконного завладения зданием, расположенным по Гоголевскомубульвару в городе Москве. Соучастники разработали план, предусматривающий нарушение ряда гражданско-правовых сделок, в том числе инициирование судебных процессов и тяжб, внешне носящих законный характер, а по сути направленных на хищение имущества преступным путем. Но благодаря работе следователей СКР, эта схема была своевременна раскрыта. Пирумов приговорен к 1 году и 8 месяцами колонии строгого режима, а ряд его соучастников сейчас знакомятся с материалами уголовного дела и в скором времени тоже предстанут перед судом.

СКПАСМИ: СК проверяет всю информацию, поступившую от СМИ, или реагировать возможно лишь на самые резонансные дела?

— Мы проверяем информацию, отнесенную к нашей компетенции. Как уже отмечалось, уголовные дела возбуждаются тогда, когда есть достаточные основания. Вместе с тем мы реагируем, не только возбуждая дела. В ряде случаев проводятся доследственные проверки, но, как вы знаете, при отсутствии признаков преступления следователь должен вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В некоторых случаях поставленные в публикациях вопросы разрешаются в рамках законодательства о рассмотрении обращений граждан и не требуют процессуальной проверки, о чем заинтересованные лица информируются.

ПАСМИ: В прошлом году комиссия по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов в системе СК РФ не выявила ни одного нарушения в центральном аппарате. В то время уже работали высокопоставленные сотрудники – фигуранты нашумевших дел. Получается, что деятельность комиссии носит формальный характер? Тогда какой орган способен выявить коррупционные связи на высоком уровне, или конфликты интересов отсутствуют в СК РФ?

— Названная вами комиссия не рассматривает сообщения о преступлениях и административных правонарушениях. У нее нет необходимых полномочий, таких как осуществление оперативно-розыскной деятельности для выявления преступлений. И это вполне логично, потому как такой функционал законодательно отнесен к компетенции соответствующих правоохранительных органов. Деятельность комиссии в системе Следственного комитета не может подменять деятельность оперативных подразделений правоохранительных органов. Основной задачей комиссии является содействие в обеспечении соблюдения служащими Следственного комитета ограничений и запретов, требований о предотвращении или урегулировании конфликта интересов, а также в обеспечении исполнения ими обязанностей, установленных Федеральным законом. Ее деятельность в основном нацелена на предотвращение нарушения дисциплинарных проступков, а решения носят, как правило, рекомендательный характер. Кстати, за период с 2011 года из органов СК России уволено 162 сотрудника на основании заключений о несоответствии занимаемым должностям по тем или иным основаниям, поэтому свою роль комиссия тоже выполняет.

ПАСМИ: Задержания коррупционеров проходят по разным схемам. Почему одни проходят с видеосъемкой, камерами, сопровождением СМИ, а другие же наоборот без лишней шумихи. Ну как пример, разный подход к задержанию Белых и, к примеру, Хорошавина. С чем связан такой разный подход к освещению этих событий?

— На самом деле подход единообразен, но заключается он в обеспечении интересов следствия. И далеко не всегда момент задержания сопровождается видеосъемкой, бывают разные обстоятельства в зависимости от ситуации. Когда понимаем, что будет мощнейшее давление на следствие со стороны подозреваемого, стараемся упредить обвинения в необоснованности, необъективности и для этого иллюстрируем некоторые моменты следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Это сразу дает ответы на многие возможные вопросы и формирует в обществе понимание того, что заявления стороны защиты о политической или какой-либо иной подоплеке не следует воспринимать всерьез. Как правило, мы сразу своими действиями снимаем даже попытки как-то повлиять на общественное мнение, особенно когда речь идет о коррупционерах с большими суммами. Если выражаться военной терминологией, это своеобразная «артподготовка», которая проводится перед тем, как идти в наступление. И наша задача правильно объяснить людям собственные действия и их последствия.

Замначальника антикоррупционного главка МВД давно был в разработке у ФСБ

Несколько месяцев сотрудники ФСБ следили за замначальника управления экономической безопасности главка МВД Дмитрия Захарченко. 8 сентября чекисты пришли к нему на работу с обыском, а позже потребовали ключи от его машины. Но он наотрез отказался позволить открыть автомобиль.

В итоге, силовикам пришлось разбить стекло машины Захарченко и провести обыск салона авто. В тот же день высокопоставленный полицейский был задержан, сообщает «Преступная Россия».

По данным источник «П.Р.», это не последний арест, и в ближайшие дни, еще часть высокопоставленных сотрудников ведомства могут быть заключены под стражу.

Завтра, 10 сентября, для Захарченко суд выберет меру пресечения. Его подозревают в злоупотреблении полномочиями. По данным ряда СМИ, дело напрямую связано с криминальным авторитетом. Ранее по нему уже были задержаны генералы СК.

Кому выгодно задавить малый бизнес в России?

Директор института повышения конкурентоспособности, кандидат экономических наук, антимонопольный эксперт Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексей Ульянов рассказал ПАСМИ, кто давит маленькие компании в интересах олигархов и транснациональных групп, почему  всё чаще сотрудники ФАС замешаны в связях с рейдерами и кому  выгодно захватить и уничтожить отечественные конкурирующие производства.

ПАСМИ: В последние время СМИ часто подвергает руководство ФАС критике. С чем это связано?

— Я не знаю, получает ли руководитель службы Игорь Юрьевич Артемьев деньги от иностранных транснациональных компаний или он работает, чтобы устроиться в одну из них, но он абсолютно точно является проводником их интересов в России. Именно по этому я предлагаю альтернативный подход — перезагрузку антимонопольной политики в национальных интересах России.

Вдумайтесь, антимонопольщики США 90% штрафов накладывают на иностранные компании, то есть конкурентов американского бизнеса. У нас ФАС «стреляет» исключительно по своим: за последние семь лет было возбуждено 250 тысяч дел против российских компаний и порядка пятнадцати дел (доля 0,006%) против иностранных. Руководитель ФАС не скрывает политику двойных стандартов — в прошлом году в интервью «Коммерсанту» он сказал, что считает мошенничеством, если два ИП установили одинаковую цену в 50 рублей за прыжки на батуте, а в интервью «Российской газете» объявил, что не будет возбуждать дела против иностранных компаний в России, чтобы не «ухудшить ситуацию». Это не просто двойные стандарты, в первом случае речь идет о превышении полномочий, во втором — халатности.

ПАСМИ: А как же дело против Google? 

— Оно было возбуждено после нашей критики, и пока, к сожалению, является чуть ли не единственным примером подобного рода. Но даже в этом деле есть вопросы — ФАС очень долго выносила решение, размер штрафа эквивалентен выручке Google за несколько минут работы. Мне также непонятно, почему ФАС так активно настаивает на мировом соглашении, хотя имеет чистую победу в двух судебных инстанциях. Обычно на мировое соглашение, антимонопольный орган идет, когда проигрывает дело в суде.

ПАСМИ: Расскажите о своей работе в ФАС России?

— Долгое время я работал в ФАС и был в команде Игоря Артемьева. Кстати, убежден, что поначалу, в те годы (2004-2010 гг) он был действительно лучшим руководителем антимонопольного органа за всю его историю. Однако потом что то случилось, и ситуация изменилась в корне. На рубеже 2009-2010 годов были приняты законы, чрезвычайно расширяющие полномочия ФАС, а, самое опасное, дающие чиновникам колоссальную свободу действий (вплоть до права вообще не анализировать рынок по большинству дел), также введена «палочная система» и большинство территориальных управлений ФАС стали возбуждать тысячи мелких дел, в том числе против малого бизнеса. В таких условиях я не смог оставаться «белой вороной» и я покинул службу. После этого Артемьев и его подчиненные, к моему удивлению, вылили на меня поток грязи и необоснованных обвинений — в развале работы и коррупции. Забавно это слышать, ведь за месяц до моего ухода, мое Управление заняло первое место в рейтинге управлений ФАС, а коррупцию с лупой искали, да так и не нашли. Факты же таковы. Например, моё управление контроля промышленности собирало 60-70% штрафов. Не налагало, а собирало.  Это очень важно, так как ФАС часто «пиарится» огромным числом наложенных штрафов, суммой, а потом счётная палата проводит проверку, и выясняется, что собрано из них 16%. Возникает вопрос: где остальные 84%? Я так понимаю, что часть пошла в карман чиновников. Также наше управление выносило 40-50% отказов в создании монополий. Мы предотвращали монополизацию рынков. После моего ухода число отказов в создании монополий сократилось в два раза.

ПАСМИ: Отечественный рынок сильно монополизирован. Кто за это ответственен?

— Сейчас ФАС согласовала все без исключения поглощения, монополизации, слияния, в том числе и поглощение крупным бизнесом мелкого бизнеса, все поглощения, которые проводил иностранный бизнес в нашей стране. Следовательно, ФАС ответственна за монополизацию российской экономики.

ПАСМИ: В чём причина закрытости ФАС от общественности?

— В моём подразделении 100% всех решений были опубликовано на сайте. Даже сотрудники жаловались на такие жесткие требования, но это был приказ Артемьева, а выполнял его только я. В других подразделениях публиковалось 2-3% решений. Только сейчас, после работы дорожной карты АСИ по развитию конкуренции, нам удалось не без труда убедить ФАС в необходимости публикации всех решений без исключения. Другой вопрос — качество этих решений. Решение ФАС о судьбе отрасли, которая зачастую переходит под контроль иностранцев или монополизируется отечественным бизнесом,  умещается в один абзац. В Европе решения по подобным сделкам — сто страниц с глубоким анализом, с выводами. С большим трудом мне в свое время удалось «пробить», что в порядке исключения, управление будет готовить решение не на один абзац, а хотя бы на несколько страниц, с описанием всего, что мы проанализировали, что запросили, к каким выводам пришли и т.п. Эта практика продержалась примерно месяц после моего ухода — до февраля 2010 года.

ПАСМИ: ФАС часто обвиняют в давлении на малый бизнес. Кому может быть выгоден административный прессинг? 

— Я вышел с предложением прекратить антимонопольное преследование малого бизнеса ещё три года назад. Почти три года Артемьев говорил, что проблемы нет совсем, что это грязные инсинуации, а он на самом деле лучший друг малого бизнеса. Мы сформировали базу решений ФАС, где было видно когда, против кого и за что ФАС возбуждает дела. Издали брошюру «От батутов до попкорна» и посчитали, что по самым «боевым» статьям — картели — доля дел против МСП -2/3, по злоупотреблению доминированием — 40%. Довели информацию до президента и правительства. Потребовалось шесть поручений (вице-премьеров, правительства, президента), пять из которых ФАС попросту проигнорировал, чтобы был разработан и принят закон (264-ФЗ от 3.07.2016) об иммунитетах для малого бизнеса от антимонопольного контроля. Однако руководитель ФАС предпринял нечеловеческие усилия, чтобы оставить в ней лазейки, и иметь возможность «кошмарить» малый бизнес. Например называя индивидуальных предпринимателей, фермеров, небольшие заводы и даже НИИ «естественными монополиями» по факту наличия у них котельной или водокачки. Или обвиняя малый бизнес в «картельном сговоре», хотя для иностранных специалистов словосочетание «картель малого бизнеса» звучит как нонсенс. И буквально сразу после принятия закона об иммунитетах, ФАС сумел протащить для себя исключение из очень важного президентского закона — теперь все контрольные органы за первое нарушение не штрафовать, а только предупреждать малый бизнес — исключение ФАС…

У меня было искреннее желание не ослабить ФАС, а усилить его, чтобы он смог сконцентрироваться на крупных делах и расследованиях. ФАСу сейчас, как и другим органам, уменьшили численность в условиях кризиса, но передали такую важную сферу как регулирование тарифов. Казалось, сам Бог велел отказаться от «мелкотемья» и отстать от малого и среднего бизнеса. Почему с таким упорством Артемьев не хочет этого делать-непонятно. Только если принять то, что он делает это в интересах олигархов и транснациональных групп. Это можно объяснить только так. Конечно, есть у ФАС дела и против крупных компаний. Отдельные из них оказывают положительное влияние на рынок. Но зачастую и против крупных компаний возбуждаются смешные дела, для «галочки». Например, против Почты России: на почте не выдали посылку по доверенности, после исправления доверенности посылку выдали, но дело всё-таки возбудили. А дело против РЖД было возбуждено из-за застеленных полок в фирменных вагонах. ФАС постановила, что это нарушение: потребитель должен иметь право выбора.  Когда запустили скоростные электрички в города Подмосковья, ФАС опять сочла это нарушением прав: люди должны иметь право и на плохие электрички. Вот такие дела против крупных компаний.

ПАСМИ: В чём состоит основная функция ФАС? Насколько успешно ведомство выполняет свои обязанности?

— Созданный орган должен защищать маленьких от сильных, а в случае, если этот орган тотально коррумпирован, то ситуация меняется наоборот, существует даже индикатор такого положения дел: согласно рейтингу газеты «Коммерсант» ФАС занимает первое место по коррупции.

Большинство сотрудников ФАС — честные люди, косвенным свидетельством этого является то, что в ведомстве большая текучка рядового состава, а посмотрите на руководителей: Артемьев на своей должности 13 лет, кстати, единственный руководитель ФАС в мире с бессрочным контрактом, у всех остальных — срочный. Его заместители по 20-25 лет сидят на своих местах. Получается, монополия в антимонополии.

ПАСМИ: Почему так мало дел против крупных компаний?

— У Игоря Юрьевича дружеские отношения с Германом Грефом, крупнейшим банковским монополистом, — ноль дел против Сбербанка. Прекрасные отношения с Сечиным, а это крупнейшая нефтяная монополия, мало дел против Роснефти. Можно конечно сказать, что это случайность, и что эти уважаемые компании не нарушают, но к малому бизнесу ФАС ходит и под надуманным предлогом. А если посмотреть на другие сферы — самые теплые отношения у ФАС сложились с игроками №1 на всех основных рынках — минеральных удобрений, сотовой связи, металлов и т.д. А дела зачастую возбуждаются против «новичков» или быстрорастущих конкурентов. То есть антимонопольный орган стоит на страже интересов монополий.

ПАСМИ: Насколько успешно ФАС контролирует госзакупки?

— Счётная палата неоднократно признавало закупки ФАС неудовлетворительными, то есть контролирующий орган по закупкам сам совершает грубейшие нарушения в своих мельчайших закупках.

Закон о закупках — это очередное вредительство. В мире обществу и государству важно, чему и как учат школы, как больницы лечат, а у нас по какой процедуре они скрепки купили. Везде проверяют, зачем ты купил и по какой цене. У нас проверяют процедуру. Ещё раз подчеркну, процедурный контроль ФАС за закупками бессмыслен, нам надо менять его на контроль результатов, общественный и финансовый контроль содержания закупки. Счётная палата высказалась по этому повод: всего 16% собираемых штрафов у ФАС. Где остальные 86% штрафов? А прокурорской поверки по этому поводу почему-то нет, причина не ясна. В прошлом году были задержаны семь руководителей региональных ФАС, но высшее руководство неприкасаемое.

ПАСМИ: Эффективна ли деятельность антимонопольных юристов?

— При ФАС есть некоммерческое партнёрство «Содействие развитию конкуренции», в ней больше ста сотрудников — антимонопольных юристов, но в суде за весь 2014 год они были только 7 раз. При этом они очень высокооплачиваемые. Видимо, они предпочитают зарабатывать не на судебных спорах, а на кулуарном решении вопросов ФАС. Гораздо более опасная ситуация сложилась в виде связи руководителя ФАС с иностранными антимонопольными юристами. Если по рейтингу Всемирного экономического форума в Давосе эффективность антимонопольной политики в России стоит на 83 месте в мире, то по рейтингу частного английского юридического журнала Global competition review — на 17 месте. Экономисты Давоса оценивают работу ФАС почти в два раза хуже, чем российских чиновников в целом (в России общее «командное» седьмое место, то антимонопольные юристы Великобритании постоянно пишут, что ФАС — самый эффективный орган власти в России. Разумеется, Артемьев постоянно рассказывает президенту про рейтинг юристов, но ни разу — про рейтинг Давоса.

ПАСМИ: Законны ли так называемые «рейды на рассвете», к которым часто прибегают сотрудники ФАС?

— ФАС не имеет полномочий оперативно-розыскной деятельности, ни каких-либо других полномочий силовых ведомств, но, приходя на предприятие, ведут себя так, как будто они у них есть. Иногда правда привлекают сотрудников силовых структур, но иногда даже и без них врываются. Были случаи, когда сам заместитель руководителя службы А.Кинёв врывался в офис компании и производил выемку документов. После этого у него появилось несколько квартир в Москве. Можно проследить: проверка — квартира, проверка — земельный участок. Сейчас его отправили на «заслуженный отдых» в Центризбирком.

ПАСМИ: В СМИ есть информация, что министерство часто используют для рейдерского захвата предприятий, пример — «Уральские радиостанции» и «Уральские заводы», которые обвинили в картельном сговоре в Ижевске, возможно ли это?

— За большинством таких дел стоят люди, стремящиеся уничтожить или захватить предприятия. Определения «картеля» до сих пор нет в законе, поскольку это не выгодно для тех, кто использует данное понятие как средство давления на бизнес, несмотря на то, что картель — уголовно-наказуемое деяние. Они не хотят дать ему определение. Получается, что могут зацепиться за любой документ или договор, объявить компанию картелем, как и произошло с ижевскими предприятиями.

ПАСМИ: В случае в Ижевске цены для предприятий устанавливала ФАС, но впоследствии обвинила предприятия в искусственном поддержании цен, получается, обвинила сама себя, но штрафы будут платить предприниматели. Возможно ли такое? 

— В этом случае ФАС выходит за рамки своих полномочий. Это не законно, начинают действовать двойные стандарты. ФАС может любое действие компании перевернуть против неё самой же.

ПАСМИ: Ижевские предприятия занимают 1% рынка, но их признают картелем. Как такое возможно?

— По новому закону, с июля 2016 года малый бизнес нельзя называть монополистом. Этот закон встретил огромное сопротивление главы ведомства Артемьева. Но ФАС оставила себе лазейку — это признание малого бизнеса картелем.

ПАСМИ: Возможно бороться с неправомерными решениями ФАС?

— Нужно не бояться публичности. Наоборот, в публичности сила. Недобросовестные чиновники сразу начинают вести себя приличнее, если вы предали их заказные дела огласке. Можно и нужно обращаться за защитой к бизнес-омбудсмену и в Генеральную прокуратуру. Наконец, ни в коем случае не нужно бояться отстаивать свои интересы в суде. Наш анализ показывает, что в арбитражных спорах с ФАС в 40% случаев выигрывает компания. А, если оспаривается оборотный штраф, то шанс выиграть — более 50%.