Новости

Адвокаты не могут пробиться к подзащитным в московские СИЗО

фсин

Попасть  к своим подзащитным в московские СИЗО для адвокатов – целое испытание. Очередь приходится занимать в ночное время,  а в «Лефортово» и вовсе устраивают жеребьевку. Самые удачливые, в итоге, посещают своих клиентов, а остальные могут не видеться неделями с подзащитными. Во ФСИН о проблеме знают и уже работают над ее решением.

«Составляем списки за несколько дней, потом каждый день по нескольку раз приезжаем, проверяем списки, а в назначенный день приходим к четырем-пяти часам утра. Но порой списки теряются, тогда приходится записываться по-новому»,— подтвердила«Ъ» адвокат Татьяна Маркова.

Иногда адвокаты едва ли не дерутся со следователями за кабинеты для встреч с подзащитными. Стороне обвинения тоже необходимы места для работы: следователям в конце каждого месяца необходимо сдавать отчетность.

ФСИН в происходящем тоже не виновата: СИЗО переполнены, и потому возникают эти жуткие очереди.

Адвокаты полковника Дмитрия Захарченко не могут попасть к нему в СИЗО «Лефортово». Об этом в беседе с журналистами сообщил его защитник Юрий Новиков.

Как рассказал Новиков РБК, он целый день провел у СИЗО, но так и не смог встретиться со своим подзащитным.

При этом, отметил он, каких-либо формальных препятствий для встреч адвокатов с их клиентами нет, официально им никто не отказывает. Но сама по себе система встреч в СИЗО «Лефортово» выстроена так, что в течение одного дня с подследственными могут увидеться всего несколько человек, поскольку там недостаточно комнат для встреч. На это ранее жаловались и другие адвокаты по громким делам.

Ранее проблемы со встречами возникли и у экс-губернатора Кировской области Никиты Белых.

Адвокаты уверены: если бы суды реже арестовывали подследственных, то и проблема была бы исчерпана.

Поголовное заключение под стражу подозреваемых по самым разным статьям стало тенденцией в современной судебной системе. И даже в тех случаях, когда задержанные и их адвокаты предлагают залоги в десятки миллионов, готовы поселяться в квартирах с видеокамерами для заключения под домашний арест или за них поручаются авторитетные представители общества, суд, зачастую, остается непреклонен. Формулировка следователей «подозреваемый может скрыться или начать оказывать давление на свидетелей» становится решающей.

«Арест с помещением в СИЗО — лишь метод давления и устрашения подозреваемых и обвиняемых, часто используется для вынуждения к даче признательных показаний», —уверен адвокат коллегии «Карабанов и партнеры» Станислав Мальцев.

Сам Станислав Мальцев сейчас выступает защитником по делу Арама Петросяна, который захватил заложников в московском «Ситибанке». Его клиента не сочли преступником даже те, кто был им захвачен. Однако никакие доводы со стороны защиты не помогли, и Петросяна отправили в СИЗО.

Насколько оправданы решения судей об арестах ранее рассказал председатель Верховного суда (ВС) РФ Вячеслав Лебедев.

По его словам, суды «не всегда правильно толкуют действующее законодательство», когда рассматривают дела. Чаще всего
судьи «применяют его формально, на общих основаниях», указывая в своем решении лишь то, что «прописано в законе».

«Недостаточно указать в решении, что обвиняемый может скрыться, совершить новое преступление или повлиять на ход следствия. Эти обстоятельства должны быть доказаны судом, должны быть приведены факты. Если этих обстоятельств нет, суды не имеют права принимать такое жесткое решение, как заключение под стражу»,— заявил Вячеслав Лебедев.

Как он сообщил, вскоре появится специальное постановление пленума ВС, в котором будут прописаны все ошибки при рассмотрении и применении не только материального закона, вопросов квалификации, но и процедуры рассмотрения уголовных дел, в частности применения меры пресечения.

 

Previous ArticleNext Article